О тайцзицюань как вершине китайской йоги

Тайцзицюань

Валерий Лозовой
О тайцзицюань как вершине китайской йоги

Тайцзицюань (кит. «кулак Великого Предела») – основной внутренний стиль ушу, изначально являясь одним из самых совершенных боевых искусств, одновременно представляет собой универсальную форму динамического цигуна и наивысшее достижение даосской йоги. Его плавные, красивые, пластически совершенные движения хорошо известны во всем мире как «лечебно-оздоровительная гимнастика тайцзи», которая завоевала внимание миллионов последователей, как в Китае, так и во многих других странах. Повезло с тайцзицюань и Украине, где в начале 90-х годов ХХ века, при изначальном содействии общественной организации «Китай-клуб», были основаны школы этого стиля ушу настоящими, известными китайскими мастерами. Среди них особо выделился мастер Му Юйчунь, благодаря своему огромному опыту и универсальности знаний во всех направлениях ушу и китайской традиционной медицины. Но прежде всего его отличала невероятная самоотверженность в преподавании и способность буквально нянчиться с любым, желающим упорно заниматься.

Тайцзицюань стиля Ян, которому нам повезло обучаться у мастера Му Юйчуня и который я практикую ежедневно уже в течение  более двадцати лет, не случайно называют в Китае «аристократическим» или «мандаринским». Он отличается широкими, «царственными» движениями, которые при правильном исполнении отличаются высочайшей степенью накопления энергии и ее гармоничного распределения в теле. Это приводит к значительному укреплению здоровья, повышению жизненного тонуса, омоложению и долголетию.

Несмотря на огромное количество видов и направлений, на самом деле на всей планете существуют только две принципиально отличающиеся йогические системы. Абсолютная вершина человеческого гения в области развития духа и тела.

Первая система – ведическая, индуистко-буддийская. Она берет свои корни на полуострове Индостан и, охватив Индию и заложив основы телесно-духовных практик различных форм индуизма, нашла распространение в странах Срединой Азии, исповедующих различные формы буддизма Махаяны и Ваджраяны – Тибете, Непале, Бирме и т. д.  Ее можно обобщенно именовать «индийской йогой», или индийской традицией йоги, памятуя определение термина «йога»: «единение, интегрирование, цельность, абсолютная целостность».

Другая система – даосско-буддийская, храня свои изначальные истоки и базовые технологии в Поднебесной империи Китая, распространилась на другие страны дальневосточного и юго-восточного регионов Азии – Корею, Японию, Вьетнам, Таиланд и др. Ее, опять же для обобщения и удобства,  можно называть «китайской йогой».

У этих систем йоги есть общее осевое сходство, которое указывает на единый источник их происхождения и которое, что очень важно, позволяет практиковать их обе одновременно или последовательно, без какого-то ущерба для душевно-телесного здоровья и когнитивных диссонансов. Это сходство – общая принципиальная психо- и биоэнергетическая  схема человеческого организма, которая подтверждает несомненную истинность обеих йогических систем.

И очевидно, что, например, восходящая последовательность даньтяней (кит. «киноварных полей») в микро- и макрокосмической орбите в китайском цигуне практически целиком идентична системе чакр и падм – при подъеме праны по кундалини йоги индийской. И понятия «праны, пневмы» и «ци, цзинь» в обеих системах также практически  идентичны.

Йогическая традиция Китая наиболее разработана в её даосской составляющей, которая легла в основу внутренней алхимии, известной под современным термином «цигун» (кит. «работа с энергией»), динамической формой которого и являются внутренние, «мягкие» стили ушу – тайцзицюань, багуачжан и синьицюань.

В отличие от внешних, «жёстких» стилей ушу, которые изначально развивались в буддийских монастырях чаньского (дзенского) направления – шаолиньцюань, звериные стили, наньцюань, чаньцюань и их национальные производные – японское каратэ, корейское тэквондо, вьетнамский вьетводао и др.

Дело в том, что китайцы, носители абсолютно прагматического менталитета, крайние рационалисты и материалисты даже в вопросах духовного постижения, развили, накопили и сохранили огромный капитал эмпирических знаний в области йоги именно в прикладных аспектах повседневной жизнедеятельности – медицине и воинских искусствах. При этом линии передачи информации и технологии напрямую у них не прерывались никогда, и вдобавок письменные и изобразительные описания с глубокой древности тщательно фиксировались и хранились в многочисленных подробных трактатах.

Но именно адепты даосизма, ставя своей конечной целью достижение телесного бессмертия,  достигли в этой области наивысших результатов и разработали практические методы «взращивания бессмертного зародыша» в человеческом теле. Именно в их учении берут начало внутренние стили ушу.

И потому тайцзицюань, являясь непревзойденным боевым искусством, в то же время представляет собой идеальную форму динамического цигуна, особенно в сочетани с дыхательной практикой и ментальным перемещением энергии ци по системе внутренних каналов тела и наружу. Именно этот его аспект называется тайцзи-цигуном.  При этом все телесные движения в тайцзицюань не энергозатратны, как, например, в спорте, а наоборот, приводят к энергетическому насыщению и сверхчувственому восприятию, что принципиально отличает и возносит эти виды занятий над любым современным фитнесом.

А в основе тайцзицюань лежит главная «фишка» китайско-даосского направления йоги, которая принципиально отличает его от систем индийской традиции, её эксклюзив и «главная тайна». Это, следуя медицинской терминологии, непатологический каталептический статус мышц и связок, вводящий тело в режим энергетической сверхпроводимости и необычайных физических свойств, составляющих легенду восточных единоборств. Нейтрализация локальных, мышечных тяг и переключение их на цельный каркас сухожильных связок, который объединяет тело в единую систему неразрывных фасциальных связей – при свободной циркуляции энергии «ци» от макушки до пят, при интенсивном задействовании верхних и нижних конечностей, избегая физического и психоэмоционального напряжения.  Именно это позволяет заниматься тайцзицюань и другими внутренними стилями ушу хрупким женщинам и людям со слабым здоровьем, но при этом достигать невероятных успехов по приложению точечных усилий для одоления противника, во много раз превосходящего по силе и мышечной массе.

Этот каталептический статус хорошо известен в йоге как асана «лежащего бревна» на двух точках опоры – под головой и пятками. Но в китайской йоге он используется гораздо более универсально. Это прежде всего различные (в разных стилях ушу) фиксированные формы стоячего цигуна «чжан-чжуан» (кит. «стояние в столбе или дереве»), из которого, после наступления «непатологического каталептического синдрома», практикующий переходит собственно к исполнению форм. Этот статус достигается, конечно, и в сидячем статическом положении – в позе «цзо-чань» (кит. «сидение в чань», яп. «дзадзэн»). А также лёжа.

Но нужно помнить, что китайская, традиционная система обучения, которой следует наша школа тайцзицюань и других внутренних стилей, хороша тем, что, несмотря на очевидную сложность постижения, самодостаточна на любом этапе изучения. Это позволяет ученикам заниматься в совместных группах вне зависимости от уровня «продвинутости» отдельных учеников. И, начав практически с нуля, достигать ощутимых результатов.

«Стояние в столбе» (кит. «чжан-чжуан»), статическая форма, из которой начинаются и развиваются все динамические формы тайцзицюань, осваивается всего за несколько занятий. Оно вполне самодостаточно для энергозаборной практики и исцеления от многих недугов.  Одиночная форма, своеобразное законченное танцевальное па в тайцзицюань,  с виду несложная, но правильно исполняемая в анатомических деталях, тоже самодостаточна. Элементарная связка из двух-трёх одиночных форм самодостаточна. Самая короткая классическая связка из 24 форм (кит. «таолу»), так называемая «24-я форма тайцзицюань стиля Ян», отличающегося широтой, красотой  и изяществом движений, абсолютно самодостаточна. Изучив её движения в короткий срок, уже можно, исполняя ее 3–4 раза кряду с промежуточным «стоянием в столбе», создать индивидуальный часовой полноценный комплекс занятий. Практикуя его ежедневно, можно значительно усилить жизненный тонус, кардинально поправить здоровье и омолодиться.

Затем, освоив состояние и форму канонических движений, можно придать им цигунное наполнение, т. е. одновременное ментальное перемещение ци по сложной системе энергетических каналов в сочетании с дыханием. То есть традиционное, последовательное обучение, лежащее в основе нашей школы тайцзицюань, как говорят китайцы, подобно росту бамбука, из каждой выросшей секции которого уже можно сделать полноценную флейту. Правда, всё это становится возможным только при наличии усердия, внимания и регулярных самостоятельных упражнений – в духе магистральной китайской концепции «гунфу» («кунфу»). На самом деле эти два громких иероглифа переводятся просто: «упорный, самоотверженный труд». Не иначе! И тогда в процессе регулярных занятий тайцзицюань все волшебные, мистические секреты даосской внутренней алхимии падут к вашим ногам и поднимут вас до небес.

Лозовой Варел
This page has been received from the Skynin cache: 9671d4ecfc185e351d067eadad5b697c89.sc